Пять вопросов про эмоциональный интеллект Дэвиду Карузо

Интервью с профессором Йельского университета Д. Карузо, для Psychologies

Дэвид Р. Карузо (David R.Caruso) – профессор Йельского университета (США). Соавтор концепции эмоционального интеллекта (совместно с П. Саловеем (P. Salovey) и Дж. Майером (J.D. Mayer), соавтор самого авторитетного теста на определение уровня эмоционального интеллекта MSCEIT (Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Test). Ведет семинары и тренинги по всему миру. Соавтор (вместе с Питером Саловеем) книги «Эмоциональный интеллект руководителя. Как развивать и применять» (Питер, 2016). МЦ КТК является эксклюзивным представителем на территории России и стран СНГ профессора Дэвида Карузо.

Источник: Psychologies

caruso

Psychologies: Все мы знаем про эмоциональный интеллект благодаря Дэниелу Гоулману, который сделал его исключительно популярным и в то же время расплывчатым понятием. А как бы вы определили, что такое эмоциональный интеллект в строгом научном смысле?

Дэвид Р. Карузо: Идея эмоционального интеллекта (ЭИ) была впервые предложена и разработана в 1990 году двумя психологами, Джоном Майером и Питером Саловеем. Их работы были опубликованы только в академических изданиях, так что широкая публика о них ничего не знала. И тогда появился Дэниел Гоулман, прекрасный писатель, и написал книгу об эмоциональном интеллекте. В сущности, это история про силу маркетинга. Он пересказал идею эмоционального интеллекта собственными словами и так, как он ее понял, и сделал ее доступной для всех. И это было здорово: если бы не его книга, меня бы здесь сегодня не было, никто бы так и не узнал про ЭИ. Но Гоулман, пересказывая наши идеи, очень сильно их расширил. С нашей точки зрения ЭИ – не то, что делает кого-то хорошим или счастливым человеком; речь идет о наших умениях, о том, насколько мы способны распознавать эмоции (как я себя чувствую, как другие люди себя чувствуют), понимать причины эмоций, испытывать различные эмоции, проявлять эмпатию.

Когда лучше начать развивать эти способности? Сколько времени нужно, чтобы освоить базовые навыки?

Д. К.:

В идеальном мире развивать эмоциональный интеллект нужно в раннем детстве. Но мы живем в неидеальном мире, поэтому лет пятнадцать назад мы создали программу обучения этим навыкам. Потому что ЭИ – это прежде всего навыки. И обучаем мы в первую очередь менеджеров и руководителей предприятий, потому что они обладают большим влиянием на эмоциональный климат в организации. Сейчас наши идеи внедряются и в школах: мы учим учителей, как задействовать эмоции в процессе обучения и как развивать эмоциональный интеллект у детей.

Все мы одинаково распознаем эмоции и одинаково чувствуем. Культура же задает правила, определяющие, когда и как мы выражаем эмоции.

Если говорить о топ-менеджерах, базовым навыкам можно научить за пару часов или за день. Иногда мы называем это системой GPS-навигации по эмоциям. У некоторых людей отсутствует пространственный интеллект. Мы можем научить их читать карту и ориентироваться по карте, но это может занять год. Другой выход – купить им навигатор. Так же и с эмоциональным интеллектом. Для начала мы можем вас протестировать: в чем вы сильны и где ваши слабые места. Скажем, вы не очень хорошо умеете считывать эмоции других людей. Зная это, мы можем научить вас лучше понимать эмоции или задавать правильные вопросы. Когда вы спрашиваете «Ну и как вам моя презентация?», а другой отвечает «О… это было классно!», вы можете не услышать интонацию и не поймете, что на самом-то деле это была ужасная презентация. Поэтому мы научим вас спрашивать: «На шкале от 0 до 10, где 0 – это плохо, а 10 – это отлично, что вы думаете о моей презентации?» И вам ответят: «Думаю, это было 8». После этого я бы на вашем месте спросил: «Что мне нужно сделать, чтобы моя презентация стала на десятку?» И можете не сомневаться, что собеседник выдаст вам 25 советов по поводу возможных улучшений.

Есть ли национальные и культурные различия в уровне ЭИ?

Д. К.:

Я много путешествую, и, кроме того, у нас есть данные исследований. Главная разница в том, насколько эмоционально экспрессивны жители конкретной страны. Русская культура, к примеру, скорее предполагает эмоциональную сдержанность. Но это вовсе не значит, что русские меньше или реже испытывают эмоции. Я был в Китае на презентации нашей книги, а до этого был в Японии, и везде культура разная. Но на более глубоком уровне все люди одинаковые. Наши данные показывают, что все мы одинаково распознаем эмоции и одинаково чувствуем их. А культура задает рамки, определяющие, когда и как мы выражаем эмоции. И вообще: культура меня интересует меньше, чем отдельные люди. Возможно, ваши друзья и знакомые выражают свои чувства по-разному. Но не надо думать, что кто-то, кто не умеет или не хочет выражать свои эмоции, обладает более слабым ЭИ. Иногда они даже эмоциональное умнее, потому что слушают, обрабатывают информацию, понимают ее.

Наши читатели любят искать в себе черты экстравертов и интровертов. Связан ли наш способ поведения и выражения эмоций с эмоциональным интеллектом?

Д. К.:

Нет, это абсолютно никак не связанные между собой вещи! Бывают интроверты с высоким ЭИ и экстраверты с высоким ЭИ. Но со стороны это выглядит немного по-разному. Самая тяжелая комбинация – это, конечно, низкий эмоциональный интеллект и выраженная экстраверсия. Такой человек будет объяснять вам, что вы чувствуете, говорить вам «Ты сегодня что-то злишься», а если вы не согласитесь, он обвинит вас в том, что вы просто защищаетесь, и опровергать его слова бесполезно. Эмоционально-умные интроверты, наоборот, обрабатывают информацию у себя в голове и не показывают свои чувства. Иногда кажется, что они вообще не очень вникают, но в конце разговора они могут подвести его итог и рассказать, что именно вы чувствовали и что они чувствовали. И тогда вы осознаете, что они хорошо умеют управлять своими эмоциями; в результате такого разговора вам станет гораздо лучше, хотя вы удивитесь, как много всего, оказывается, происходило у собеседника внутри.

Как влияет распространение виртуальной коммуникации на эмоциональный интеллект? Когда мы не видим собеседника, как мы можем считывать его эмоции?

Д. К.:

Онлайн-коммуникация очень бедна, у нас там совсем немного информации о другом человеке. Когда мы встречаемся лицом к лицу, у нас есть язык тела, выражение лица, тон голоса… А когда мы обмениваемся смс-сообщениями или электронными письмами, или пишем пост в соцсети, мы теряем значительную часть этого богатства. Но, с другой стороны, я возлагаю большие надежды на технологии. Я уверен, что в ближайшем будущем они позволят нам быть гораздо «эмоционально умнее» онлайн. Уже сейчас есть системы, которые позволяют с помощью веб-камеры распознать эмоциональное состояние того, кто находится в кадре: камера может «считывать» эмоции. А я предсказываю, что совсем скоро, в ближайшие несколько лет, у нас будут инструменты, которые позволят нам передавать эмоции в текстовых сообщениях точнее, чем сейчас. Эмотиконы – это уже лучше, чем ничего, но я думаю, что у нас будут гораздо более продвинутые и изощренные средства, которые помогут нам выбрать самое адекватное слово для описания того, что мы чувствуем.